ПСКОВ: ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

 

 

 

 

 

 

 

 

Право же, врагу не пожелаешь судьбы, которую Господь уготовал верному защитнику Земли Русской, Великому и Славному Пскову.

Если и есть еще в России города, овеянные столь многовековой бранной славой, сослужившие столь незабываемую службу своей стране, обломавшие зубы не одному захватчику, а если падавшие, то возрождавшиеся вновь – пожалуй, только Смоленск еще и можно назвать. В XXI веке Пскову присвоили «Город воинской славы» (после Малгобека и Туапсе, отметим в скобках). Но и тысячу, и пятьсот лет назад Пскову не нужно было никакого президентского указа, чтобы каждый, чей кругозор простирался дальше своего клочка частной собственности, знал, где поет свою песнь русская воинская слава. Пока Русь стонала под ударами незваных гостей с Востока, Псковская земля стойко удерживала напор считающих себя более цивилизованными, но от этого не менее диких незваных гостей с Запада.

Исторически город-щит мирился с сомнительным титулом «младшего брата Новгорода». Тот теперь официально Великим прозван, хотя исторически так никогда не назывался; просто, наверное, наносить на карту топоним «Господин Великий Новгород» кому-то показалось неполиткорректным. Но величие Новгорода – это величие ушлого купца, Ганзы, величие, купленное природной покладистостью ижоры, води, веси и дальше до самых до окраин. Величие Пскова – это величие воина, не жалеющего живота своего, заслоняющего собой Отечество. Это величие Персей и Баториева пролома, Ледового побоища и Ливонской войны; величие хмурых ликов на фресках Мирожского монастыря и необъяснимого лиризма заброшенной Гремячьей башни, не щадимой местными маргиналами от безбожного загаживания.

Вот о том-то и речь. Прошли года, границы страны, ставшей Империей, подвинулись на запад, и о ветеране-Пскове в худших традициях нашей Родины позабыли. Ветшали и разрушались стены, ветшала и разрушалась овеявшая их слава. К 1917 году из Города-Героя превратился Псков в город-зауряд. Экскурсоводы, бодро цитирующие стихи малоизвестного ныне выпускника Царскосельского лицея Яхонтова про «Меч тяжелый Гавриила, пятиглавый наш собор» бодро дочитывают до Поганкиных палат – и осекаются; потому что дальше бы пришлось говорить о том, что стихотворение предводителя псковского дворянства было на самом деле сатирическое, и нужно было бы, не ровен час, перечислять и «городской в болоте сад», и «мир и сон неодолимый», и неизбежные кабаки… И только отречение на станции Псков будущего святого Николая «Кровавого» бухнуло где-то под ложечкой ударом давно снятого вечевого колокола, бухнуло, да и прошло. И по сей день Псковская земля уступает только крайнему северу России по скорости убыли населения.

Но для имеющего глаза и уши Псков по-прежнему Великий и Славный, как звали его в древности. Возрожденная крепость с наоборотно продолжающимися в неторопливых водах Великой реки шатрами «костров», россыпь белых грибов – одноглавых церквей, подобных которым нет нигде в России, да ветер с воды, теребящий зеленую шевелюру, поросшую на макушке забытой людьми, но не Богом, башни… Если не здесь русский дух, то пропади он пропадом, нет его нигде. Сами псковичи, прямо по Яхонтову, к этому суровому величию привычны: магические для уха приезжих названия «Кром», «Окольный город», «Завеличье», «Запсковье» — для них всего лишь названия районов города. В новое время прибавилось еще и оригинальное «Завокзалье»: чисто псковская изюминка, странно-звучная смесь нового и былинного.

 

Все права защищены © 2012 old-towns.ru. Города Российской Империи