ПСКОВ, ПРОГУЛКА ВТОРАЯ: ВДОЛЬ РЕКИ ВЕЛИКОЙ

Старый торг — Церкви Василия на Горке и Николы со Усохи — Губернаторский сад — Поганкины палаты — Гора Романиха — Полонище

Выйдя обратно из Кремля через ворота Рыбницкой башни, мы попадаем на уже упоминавшуюся ранее площадь Ленина, бывшую Торговую. До начала XVI века это место называлось Старый Торг (Новый располагался примерно в полуверсте к западу отсюда, в Окольном городе, где сейчас стоят церкви Покрова и Николы Явленного «от нового торгу»). Перенос этот связан с присоединением Псковской земли к Москве и имел не столько функциональное, сколько символическое значение — что-то типа высечь и сослать набатный колокол. Впрочем, в 1778 году, когда при матушке Екатерине полным ходом шла перекройка городов по новому генплану, псковский Торг вернулся на законное место.

Правда, в прошлом площадь была поуже. Там, где с 1960 года и по сей день стоит памятник Ленину, прежде стоял оригинальный, с арками в два яруса Гостиный двор, в который было «интегрировано» здание Псковской городской думы. Причем такая «интеграция» была не простой причудой архитекторов — первый этаж сей наследницы псковского веча занимали… магазины, которые Дума сдавала в аренду.

Юго-западную сторону площади обрамляли «мясные ряды» и Присутственные места с окружным судом, казной и прочими сопутствующими учреждениями. А в центре площади в начале ХХ века возвышалась вычурная, на грани полнейшей безвкусицы, триумфальная арка, самая большая из целого ряда подобных арок, воздвигнутых в Пскове по случаю приезда Николая II по всему пути следования монаршей процессии. Арки эти, надо полагать, простояли не слишком долго после выхода большевицкого декрета о сносе памятников царям и их слугам, а вот площадь сохраняла свой исторический облик вплоть до 1941 года. Оккупация прошлась по ней огнем и мечом, и нынешняя застройка Торговой-Ленина — послевоенная. Включая мимикрирующее под классицизм новое здание Псковского педагогического университета.

 Фото с сайта Псковского агентства информации, http://informpskov.ru/

А в юго-восточном углу площади, располагается дошедшая, к счастью, до наших дней одна из самых почитаемых псковичами церквей (кстати, знатоки архитектуры также называют ее в числе наиболее ценных памятников города) — храм Михаила и Гавриила Архангелов со Городца. Церковь очень древняя — 1339 год! Хотя, безусловно, последующие века не могли не оставить свой след на архитектурном облике сооружения: так, например, шатровая надвратная колокольня, несвойственная старинным псковским церквям с их звонницами, построена в XVII веке и характерна, по мнению специалистов, более для вкусов московских зодчих того времени. С 1429 года Архангельский храм был соборным, а в 1920-е — 1930-е, до закрытия, и вовсе играл роль кафедрального собора Пскова.

За церковью в древности шла еще одна линия городских оборонительных сооружений — так называемая «стена посадника Бориса» (об этом деятеле известно, что, помимо строительства упомянутой стены, он в 1308 году замостил Торговую площадь деревянными плахами — в смысле, расколотыми пополам обрубками бревен, а не тем, о чем сперва можно подумать). Кстати, если заняться простыми подсчетами, мы увидим, что всего древний Псков имел целых пять каменных оборонных поясов: Кром, Довмонтов город, стену посадника Бориса, стену Среднего города и стену Окольного города (считая с Запсковьем). Однако одновременно никогда не существовало более четырех: дело в том, что с сооружением укреплений Среднего города необходимость в Борисовой стене отпала, и ее разобрали.

Продолжая движение на юг по Советской (бывшей Великолукской, а еще раньше — просто Великой) улице, проходим мимо здания старой почты, построенного в конце XVIII века изначально как жилой дом. Само здание достаточно типовое для губернского города, однако обращает на себя внимание интересная деталь: фасад выходит аккурат на проезжую часть, а пешеходный тротуар проложен в продольной арке первого этажа. Раньше в этот проем заезжали для погрузки-выгрузки почтовые кареты. В наши дни — аккуратный всплеск старины в суете современного городского делового центра.

От Октябрьской площади на юг простирается зеленый массив, составленный из трех небольших скверов. Сквер Красных партизан появился в городе в 1947 году на месте разрушенной войной застройки; Детский парк — это бывший Губернаторский сад, в советское время застроенный горками, качелями, каруселями и прочей детской рекреацией (на «длинные» праздники — новогодние, масленичные, майские — приезжает «хай-тек»: электрифицированные аттракционы); Анастасьевский сквер — один из самых старых в городе, обустроен в 1890 году; несколько кондовое советское название — Сад друзей библиотеки — резонно объясняется тем, что в 1923 году сквер передали в ведение Центральной библиотеки.

Первая на нашем пути достопримечательность сквера Красных партизан — памятник княгине Ольге работы скульптора Клыкова. О псковских Ольгах у нас — отдельный рассказ, поэтому перейдем сразу к еще одному выдающемуся архитектурному сооружению, стоящему на возвышении, от которого почтительно отступили парковые деревья: церкви Василия на Горке.

Храм был сооружен в середине XVI века на месте еще более древнего, у самой стены Среднего города (вот мы и добрались до того места, где она находилась), рядом с одноименной башней, выполнявшей попутно функции звонницы. Один из колоколов Васильевской башни, как говорят, был сполошным — его звон оповещал горожан о нашествии неприятеля. Не потому ли и существовавшая тут в старину улица, огибавшая храм и шедшая вдоль крепостных стен, называлась Враговкой?

В пятидесяти метрах от Васильевской церкви — еще один замечательный памятник псковской зодческой школы XVI века: храм Николы со Усохи. Это величественное (некогда одно из крупнейших каменных строений города!) старинное сооружение, увенчанное главами с характерным орнаментом, с пристроенной вплотную к стенам часовней «Неугасимая свеча», с проступившими по внутренней стене барабана сквозь слой побелки старыми фресками… Несмотря на то, что топонимика предполагает существование здесь некоего пересохшего русла («усохи»), у Никольской церкви периодически возникали проблемы с подтоплением. Храм сильно пострадал в оккупацию, но был восстановлен в 1646 — 1974 годах в процессе комплексной реставрации.

К югу от церкви Николы со Усохи, по Советской улице за номером 21 стоит старое здание Псковского педагогического университета — в прошлом это была Духовная семинария. Сооружение в стиле русского классицизма было спроектировано архитектором Аполлоном Щедриным (известным своим успешным строительством в Санкт-Петербурге, так, ему принадлежит проект здания семинарии в Александро-Невской лавре). Псковская же семинария — одно из старейших учебных заведений города, преемница греко-латинских классов при Троицком соборе Крома. Построена она была, как и положено, поближе к одному из духовных центров города — подворью Псково-Печерского монастыря. Здесь в 1870 — 1880-х годах учился, а затем преподавал Василий Беллавин — будущий патриарх Тихон.

Чтобы подойти к Псково-Печерскому подворью, отклонимся чуть на запад от основного маршрута по Великолукской-Советской улице. Подворья, собственно говоря, больше нет: в его стенах располагается онкологический диспансер, и только не соответствующее сему печальному заведению нарядное оформление фасада со старинными наличниками позволяет догадаться, что когда-то это здание принадлежало церкви. От Одигитриевского храма конца XVII века сохранился только ободранный основной объем да огрызок колокольни с чудом уцелевшим пояском зеленых изразцов. А за подворьем, в заросших дворах, придушенная мертвой громадой заброшенной, разрушающейся теплоцентрали, на обрывистом берегу реки Великой притаилась небольшая Мстиславская башня — единственная из сохранившихся в Среднегородской стене. Забытый памятник знаменитого города…

Мы возвращаемся на Советскую улицу, где обращает на себя внимание деревянный зеленый с белыми пилястрами дом. Это — дом вице-губернатора, постройка начала XIX века, дополнительно знаменитый тем, что в середине позапрошлого столетия здесь маленькой девочкой жила будущая революционерка «Народной воли», одна из организаторов покушения на императора Александра II Софья Перовская. Дочь псковского вице-губернатора стала первой в России женщиной, казненной «по политической статье»…

За этим домом простирается Детский парк, который, как мы помним, в прошлом был Губернаторским садом, и Анастасьевский сквер, названный так по находящейся в нем церкви Анастасии Римлянки в Кузнецах. Первый храм на этом месте был деревянным, «обыденным», то есть построенным за один день в попытке избавить город от мора 1488 года (мор, как гласит предание, действительно прекратился). Существующее здание — 1539 года постройки. В те времена храм считался одним из самых красивых в городе, однако его первоначальный облик был сильно искажен последующими неоднократными переделками и доделками. Нехарактерная для Пскова колокольня со шпилем, например, появилась в 1827 году — тогда Анастасьевская церковь служила домовой для псковского губернатора. Дом его заместителя мы уже видели; резиденция самого «головы» находилась в здании с бельведером, непосредственно примыкающем к скверу с юга.

Благодаря яркому коралловому цвету оно отчетливо выделяется на фоне деревьев как зимой, так и летом. Изначально это здание, построенное в конце XVIII века, принадлежало знатной семье Валуевых; в 1830-х годах оно было приобретено под канцелярию и место жительства губернатора, и вскоре капитально перестроено. После февральской революции его дом стал «Домом свободы» — в нем работали первый псковский Совет рабочих и солдатских депутатов, оргкомитет социал-демократов, большевицкий комитет РСДРП, первые органы Советской власти по Псковской губернии (после октября 1917-го), etc., etc… а после освобождения Пскова от фашистских войск и капитального ремонта от следов войны, здание «с богатым политическим и революционным прошлым» стало мирной библиотекой.

Когда поднимаешься к ней из сквера, обращает на себя внимание необычный памятник. Посвящение его тоже необычное — это памятник… героям романа Вениамина Каверина«Два капитана». Идея поставить его возникла в годы «перестройки», реализовалась только в 1995 году, после смерти писателя. Часть помещений библиотеки, тоже названной псковичами в честь их знаменитого земляка, отведена под музей романа. В экспозиции — мемориальные вещи Каверина, тематические выставки, посвященные изданиям и экранизации «Двух капитанов», героической романтике покорителей Севера 1930-х годов, современной морской авиации и Северному флоту (в частности, можно увидеть фрагмент прочного корпуса подводного ракетоносца «Курск»)…

Сразу за домом губернатора / Домом свободы / Каверинской библиотекой стоит небольшой Вознесенский храм. В 1370-х годах здесь был основан Нововознесенский девичий монастырь (Старый Вознесенский находится в трехстах метрах к югу). Церковь того же XIV века, разумеется, не без позднейших перестроек, но следует признать, что они «способствовали ей много к украшенью» — скромный, изящный храм выглядит одновременно стильно и очаровательно. Сейчас, волею судеб и творцов городской планировки, Нововознесенская церковь оказалась во дворе Псковской мэрии; раньше же монастырь стоял, как и положено, на видном месте, на пересечении улиц Новая и Романиха. И даже сам перекресток этот имел тогда собственное имя — «Новый Крест».

 

Спустившись с храмовой горки, попадаем на улицу Некрасова. На нее выходит одно из самых известных сооружений города — пожалуй, можно поставить его в тройку главных Псковских достопримечательностей вместе с Кремлем и Мирожским монастырем… Поганкины палаты. Название, может, и неблагозвучное, но запоминающееся. Грандиозный комплекс, соединяющий под одной крышей жилые, рабочие и складские помещения, был построен в 1670-е годы по заказу богатого купца Сергея Ивановича, соответственно, Поганкина. Сказывают, что сия интересная фамилия прикрепилась к роду знатных псковичей с тяжелой руки Ивана Васильевича Грозного. Будто бы во время своего «карательного» похода на Псков царь, требуя с семьи дани, нарвался на ответ в духе «а сколько тебе, государь, надо?» Государь же в этом отношении определенно разделял позицию героя советского мультфильма, что золота не может быть слишком много, и дерзкому купцу ответствовал как-то так: «Ах ты, мол, поганый, да разве ж у тебя столько есть, сколько мне нужно?» С того времени, якобы, и прикрепилось к купцам — поганые-Поганкины. Рассказ этот, скорее всего, неправда, что же касается исторических фактов — род Поганкиных был в Пскове известен уже в XVI веке, а в начале XVIII века загнулся. Что же до упомянутого купца Сергея, то он сколотил свой капитал на торговле салом, во времена расцвета своего дела имел до полусотни лавок на псковском торгу, в разное время руководил то «сетью» кабаков, то ажно городской таможней, попутно не брезгуя контрабандой. Кстати, версия о происхождении фамилии от нечистого богатства — «поганых денег» — куда более вероятна, чем сказки про Ивана Васильевича…

Сами же палаты, без сомнения, уникальны. Псков вообще знаменит своей хорошо сохранившейся гражданской архитектурой XVII века — пожалуй, более, чем какой-либо еще город России; а Поганкины палаты можно по праву назвать жемчужиной этой архитектуры. Даже несмотря на многочисленные утраты — больше нет крылечек и гульбищ, балкончиков и башенок, оживляющих массивное здание, которое без них теперь смотрится несколько мрачновато — Поганкины палаты сразу же привлекают внимание, хоть бы вы даже впервые находились в Пскове и не знали, что это перед вами. Выдающееся с исторической, архитектурной и даже просто градостроительной (размах-то какой — на полквартала!) точки зрения сооружение приняло в своих стенах Псковский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник — один из старейших в России, в 1902 году здесь был торжественно открыт Музей Археологического общества Пскова. Сегодня здесь выставляются древние иконы знаменитой псковской школы, предметы народных промыслов, большая коллекция художественных изделий из серебра, картины русских и зарубежных художников XVIII — XX веков. Многие экспонаты взяты из кладов, найденных прямо здесь, у стен Поганкиных палат, на горе Романиха…

Эта гора занимает квартал города на стрелке улиц Некрасова и Советской (вот мы на нее и вернулись). Здесь издревле селились знатные Псковичи — этакие «элитные кварталы» средневекового города; и в наши дни это такой островок глубокой старины, невероятное для современного города сосредоточение жилых домов XVII века. Здесь на «пятачке» двести на двести метров с Поганкиными палатами соседствуют палаты Меншиковых (аж четыре здания, причем половине «повезло», они отреставрированы, а чем глубже во дворы — тем сильней разруха…), двор Подзноевых, дом предводителя дворянства на Романовой горе… Предводитель, кстати, обитал в палатах, а само Дворянское собрание заседало в «новостройке», что в двух шагах отсюда — по улице Советской, 52. Дом этот выстроили в 1839 — 1845 годах по проекту, между прочим, архитектора Тона.

А на углу двух улиц — памятник 450-летию Псковской таможни (2000 год). Той самой, которую возглавлял когда-то купец Поганкин. Хочется верить, на той церемонии юбилярам все же догадались пожелать не пользоваться методами их известного предшественника…

…Район, по которому мы идем, имеет древнее название Полонище. Эта обширная местность, простирающаяся от Анастасьевской церкви в Кузнецах на юго-запад, вплоть до того места, где стена Окольного города упирается в реку Великую, на слух напоминает о некоем «полоне», «плене», однако он здесь, скорее всего, не при чем; Карамзин объяснял происхождение названия речевым искажением старинного слова «болонище» — то есть пойменный луг, низина, открытое ровное место. Это куда больше похоже на правду — после наших походов вверх-вниз по горе Романихе, плавно спускающееся к реке Полонище действительно кажется плоским, как тарелка. По центру ее возвышается заметная, небесно-голубая церковь совершенно не характерной для Пскова архитектуры — провинциальный классицизм. Это церковь Успения с Полонища; древний храм упраздненного при Екатерине II монастыря до нас не дошел, нынешний построен в XIX веке родственниками декабриста Михаила Назимова — псковича, участника восстания на Сенатской; он единственный из всех декабристов собственными глазами, из зарешеченного окна камеры, наблюдал казнь своих товарищей в Петропавловской крепости… Пройдя ссылку и высылку, Сибирь и Кавказ, он все-таки вернулся в Псков и потом каждый год, 14 декабря, в годовщину восстания, заказывал в Успенской церкви заупокойные обедни.

Рядом с храмом, через переулок — здание бывшей Псковской гимназии; впрочем, «бывшей» — только по названию, сегодня здесь, как и прежде, учат детей. Для средней школы история богатейшая — в 1786 году по указу императрицы было образовано Главное народное училище, спустя двадцать лет открывшее мужскую гимназию: существующее здание относится к 1855 году. Как много на его стенах мемориальных досок! Здесь учились писатели Вениамин Каверин и Юрий Тынянов, вирусолог Лев Зильбер (брат Каверина), юрист и первый председатель Русского окраинного общества Николай Сергеевский, физик Исаак Кикоин, математик Владимир Брадис… Брадис, кстати, не доучился — исключили за распространение нелегальщины.

К Псковской гимназии какое-то время относилась маленькая древняя (1494 год) церковь Георгия со Взвоза. За ее долгую историю неизбежные переделки на удивление не ухудшили, а напротив, улучшили облик храма: паперть с миниатюрной звонницей развернулась на запад — к реке, что более логично и красиво с градообразующей точки зрения; разборка северного и южного приделов в XIX веке подчеркнула легкие пропорции церкви.

(Отметим в скобках, что это был тот самый XIX век, когда многие храмы в разных городах России «украшались», если не сказать уродовались «модными» архитекторами. Древнерусское переделывалось в угоду неорусскому — меткий термин «псевдорусский стиль» подходит как нельзя более кстати; невозможно не признать, что исторический облик многим храмам той же Москвы, например, вернули только… после Октябрьской революции. Но многие же из них, правда, сразу были и уничтожены.)

Специалисты произнесли немало восторженных слов в адрес эстетики и пропорций церкви Георгия со Взвоза, причисляя ее к лучшим памятникам архитектуры псковской школы. А авторы книги «Храмы Пскова» Шулакова и Дудченко обратили внимание на использование в орнаменте изразцового пояска фигурок… кентавров! (Правда, мы сколько не приглядывались, кентавров рассмотреть не смогли.) Долгое время в Георгиевском храме был склад, сейчас он возрождается силами горожан.

Среди таких выдающихся памятников легко не заметить невзрачного металлического столба на углу. Между тем, это дореволюционное сооружение — одна из сохранившихся опор первой в Пскове линии электропередачи! Так что с электрификацией в городе все было нормально и до ГОЭЛРО, а вот электротранспорт, что интересно, так и не прижился: трамвайные линии, запущенные в 1912 году, были разрушены войной и уже не восстанавливались, в 1970-е проектировали было троллейбус, да «не срослось», даже к железнодорожным вокзалам приходят тепловозы, а не электровозы! Монополию городского транспорта в Пскове прочно удерживает автобус, вытеснив даже пресловутые маршрутки, что в наше время вообще удивительно.

Если от столба-ветерана свернуть направо, во дворы, можно увидеть еще одну миниатюрную, ухоженную церковь — Преполовения Пятидесятницы, подворье Спасо-Елеазаровского монастыря, что в двадцати верстах к северу от Пскова. А мы пройдем переулком дальше к реке.

Массивный земляной холм на берегу — это остатки бастиона времен Петра I (построенный, как говорят, на месте старинного храма — охотно верится, мы помним, что устроил будущий первый Российский император в Довмонтовом городе). Таких бастионов в Пскове несколько, они еще будут попадаться нам на нашем пути. А с этого — открывается дивный вид на противоположный берег Великой, на устье Мирожки, оригинальную Климентовскую церковь и Мирожский монастырь — к ним мы еще обязательно подойдем, когда будем гулять по Завеличью.

Отсюда можно продолжить путь по набережной, а можно и сильно заколдобевшей (автомобилисты — берегите колеса!) Успенской, ныне Калинина, улицей — мимо крошечной церкви Иоакима и Анны. Она, казалось бы, вовсе затерялась бы в застройке города, не стой на всхолмье. Здесь опять-таки был до XVIII века монастырь (складывается впечатление, что как минимум половина нынешних приходских храмов Пскова — бывшие монастырские, что, конечно, говорит о величии древнего города).

Впрочем, какой бы мы путь ни избрали, дорога так и так приводит нас к, пожалуй, самому героическому месту Пскова. Юго-западный угол стены Окольного города, знаменитый Пролом, ставший костью в горле захватчикам Стефана Батория. Отсюда мы начнем нашу следующую прогулку вдоль внешних укреплений старого города…

Все права защищены © 2012 old-towns.ru. Города Российской Империи