Деденево. Спасо-Влахернский монастырь.

…Как местность Деденево имеет древние корни. Легенда гласит, что здесь в 1295 году закончил свой исторический путь, сложив буйну голову, золотоордынский царевич, ханский брат Тудан, или, в славянской языковой традиции, Дюдень. Сей персонаж знаменит преимущественно «Дюденевой ратью» — в современной политкорректной терминологии это нашествие назвали бы «гуманитарной интервенцией» и «оказанием помощи непризнанным политическим силам», ибо Дюдень выступал на стороне князя Андрея Городецкого, оспаривавшего власть у своего старшего брата, Великого князя Владимирского Дмитрия. Гуманитарная или нет, суть интервенции всегда одинакова — Дюдень успел разорить Муром, Владимир, Суздаль, Коломну и Москву, а вот под Дмитровом ему обломилось. На могиле завоевателя милосердные русичи якобы поставили камушек с надписью «Дюдень» или «Дедень». Отсюда вроде как и название.

 

Красивую легенду о всепрощении и милости к павшим позволим себе поставить под сомнение. Деденево — не единственное «татарское» название в здешних краях. Под близлежащим Радонежем есть урочища «Баскаково» и «Ханская пустошь», в самом городе сидели ордынские баскаки. Может, и Дюдень из-под Дмитрова был всего лишь тезкой того, исторического. Но это так, в порядке версии.

А доподлинно известно то, что впервые Деденево упоминается в духовной грамоте Великого князя Ивана III за 1504 годом. Расцвет села начался в XVIII веке — в то время оно перешло во владение к Головиным. По фамильным преданиям, этот древний род вел свое начало от греческих императоров — скорее всего, именно поэтому список Влахернской иконы Божией Матери (оригинал изначально хранился сначала в Константинополе, потом — на Афоне и в XVII веке был подарен русскому царю Алексею Михайловичу) Головины считали своей особо чтимой святыней. Икона заняла почетное место в построенном в 1713 году в Деденеве деревянном Спасском храме. Так зародился будущий Спасо-Влахернский монастырь…

Изначально на том месте, где сейчас стоит обитель, располагалась усадьба Головиных. Из поколения в поколение они проявляли большую заботу о своем имении — село росло, обзаводилось собственными мельницами, винокурнями, прудами, в 1798 году обветшавшая Спасская церковь была возрождена в камне, в 1854 году при ней открылось женское общежитие, семь лет спустя преобразованное в монастырь. Ради его устроения Головины даже перенесли свой усадебный дом на полторы версты к югу.

Центр обители — грандиозный, даже по меркам богатого Подмосковья, видный издалека всплеском белизны и сини Спасский храм. Строился он долго, в несколько этапов: в 1798 — 1818 годах на средства Василия Васильевича Головина возвели трехкупольную церковь, в 1843 — 1850 годах ее расширили и сделали пятиглавой. В 1884 — 1886 в небо вознеслась четырехгранная игла колокольни, созданной по проекту архитектора Николая Никитина (он известен своими работами в Берлюковском монастыре Богородского уезда, а также проектированием знаменитой «Погодинской избы» — чудом уцелевшего в центре Москвы деревянного сруба). Изначально колокольня стояла отдельно, через четыре года ее с храмом связала просторная трапезная.

Рядом — деревянная церковь. Храм Дмитрия Солоунского перевезли в Деденево из села Горбуново, что близ Покровского Хотькова монастыря, стараниями игуменьи Серафимы. Это, строго говоря, реплика — та церковь сгорела в 1930-е годы, чуть ли не в годовщину революции (видимо, хорошо попраздновали безбожники)… Но даже восстановленной совсем недавно церкви, очевидно, перешли и намоленность предыдущего храма, и сила места, на котором она стоит. Когда заходишь в Дмитриевскую церковь, проникаешься ощущением святости, тепла и умиротворения. Понимаешь выбор матушки Серафимы.

Глядя сейчас на монастырские храмы, трудно представить, что больше чем полвека на высоком холме посреди Деденева стояли руины… Монастырь официально закрыли после революции, но не трогали еще два десятилетия; лишь в 1937 попытались взорвать собор, да не смогли — настолько добротно он был построен. Рухнули купола, провалились своды, но основной объем устоял. Говорят, до самой войны здесь продолжали жить последние престарелые монахини. Зимой 1942 года их нашли замерзшими в своих постелях и похоронили в общей могиле без отпевания…

Но как известно, «свое» рано или поздно возвращается. Так и монастырь — со временем он вновь обретает свои святыни. Отремонтировали собор, воссоздали Дмитровскую церковь, возобновилась монашеская жизнь. В 2001 году в обители перезахоронили останки схимонахини Серафимы (1858 — 1928) и матушки Марии (умерла в 1939). Это было знаменательное событие, ибо обе матушки особо почитаемы в этих местах.

О Серафиме известно, что в миру ее звали Мавра, и что когда она решила посвятить себя служению Богу, ее стали одолевать всевозможные искушения. Тогда в отчаянии девушка обратилась за помощью к Богу. Говорят, Небеса ответили: для того, чтобы справиться с искушением, ей придется перенести тяжелую болезнь, в противном случае лукавый не оставит ее в покое. Серафима согласилась, и тогда ее парализовало. До конца жизни она не смогла снова встать с постели, но теперь ее ничто не отвлекало от молитвы.

В книгах Спасо-Влахернского монастыря о ней была записано:

«Схимонахиня Серафима 1858 года рождения.
Где и чему обучалась – чтению.
Из мещан. Мавра Кочеткова. Девица.
Пострижена в монашество тайно.
Облечена в схиму в 1909 году, августа 7, в сем монастыре.
Определена в число послушниц 1908 г. декабря.
Способности – Неусыпная молитвенница и великая постница».

К Серафиме потянулись страждущие — за поддержкой и избавлением от напастей. У нее открылся дар предвидения: она предсказывала многие события, в том числе и то, что сначала не будет похоронена при монастыре, но потом ее мощи вернутся на свое «законное» место. Она же предсказала пожар Дмитриевского храма — сгорит, мол, церковь как свечка. Огромной свечой пылал храм в ночи…

 

Про матушку Марию известно, что она была из крестьянской семьи, в раннем детстве переболела оспой и потеряла зрение. Тогда же родители отдали ее на воспитание в монастырь. Мария славилась своим даром не унывать и умением передать эту радость всем скорбящим.

После смерти матушек места на монастырском кладбище места не нашлось, поэтому и Серафиму, и Марию похоронили на обычном. Но в конце 80-х годов прошлого века местные власти решили кладбище снести, а родственникам похороненных там людей предложили перезахоронить своих покойников в других местах, даже были готовы оплатить связанные с этим расходы. Но у матушек не было никаких родственников, и местным жителям долго пришлось хлопотать о переносе мощей…

 

Рассказывают, что и после смерти матушки творят чудеса. Люди приходят к их могилам и просят отвести горе. Или помочь в осуществлении заветных желаний.

Например, так получилось, что несколько человек, участвовавших в перезахоронении мощей, не сговариваясь, обратились к матушкам с просьбами помочь решить их серьезные квартирные проблемы: мол, вот вы и вернулись домой, а нам и возвращаться некуда… И чудесным образом в кратчайшие сроки сложности закончились. Правда, предостерегают монастырские сестры, не стоит злоупотреблять просьбами о материальном. Если только это не нечто жизненно важное.

Все права защищены © 2012 old-towns.ru. Города Российской Империи