Торопец: прогулка по городу

Городища Торопца — Корсунский собор — Богоявленская церковь — памятник Учителю — Небин монастырь — Базарная площадь — Преображенская церковь и дом патриарха Тихона — старый посад — речка Уклеенка и Рождественская церковь — Тихоновский монастырь

Торопец отличается от других русских городов. Обычно, чтобы добраться до исторического центра, с валами-крепостями, нужно отправляться в центр географический. Города ведь растут вширь. Оригинал-Торопец предпочел расти только в одну сторону — на север. Так что как только вы въезжаете в город с юга, со стороны трассы «Балтия», вы фактически сразу же оказываетесь в историческом центре — на валах.

Южное предместье Торопца — поселок Харино — стремится слиться с городом, видимо, стесняясь неблагозвучного названия, но пока еще на картах значится как отдельный пункт. Здесь гостей Торопца встречает… кладбищенская Мироносицкая церковь, такая вот гримаса городской планировки. Маленький храмик начала XIX века утратил верх, но сохранил колокольню, что достаточно необычно — как правило, в Торопце, да и не только в нем, в эпоху богоборчества именно колокольни рубили в первую очередь… Еще полкилометра на север — и вот уже сам город, вот уже заслоняет горизонт махина земляного вала. У подножия — камень, обещающий, что «на этом месте будет установлен памятный знак в честь венчания Александра Невского с полоцкой княжной Александрой». Мы находимся в древней крепости, ныне — памятнике археологии с немного оксюморонным названием Высокое Малое городище.
 

Предположительно, Торопец «есть пошел» откуда-то отсюда. Где-то во второй половине ХI столетия здесь появились первое поселение, выросшее за сто лет в полноценную крепость на просто громадном вале. Даже в древнерусской традиции «древоземляных укреплений» такую махину встретишь редко. Трудно представить, как в провинциальном городке вырос такой вал, пока не вспомнишь, что Торопец — порубежье Руси и Литвы, страж Земли Русской, по значению не уступавший в древности Пскову и Смоленску. Что касается городища, то в XVII веке его ошибочно сочли… не Торопцем вовсе. Предполагали, что это древнее поселение кривичей, и даже имя выдумали городу — Кривит, или Кривитеск. При более внимательной работе с источниками выяснилось, что никакого Кривита, равно и Кривитеска, нигде и никогда в помине не существовало. А значит, Высокое Малое городище — это уже Торопец.

Вообще же городищ с валами у Торопца аж три, и это претендует на рекорд среди русских городов. Кроме только что описанного Высокого Малого, есть еще не столь внушительное, но не менее живописное Большое Старое (оно опоясывало древний посад) и новая крепость, или Красный вал, он же, условно, «Торопецкий кремль», вокруг которого вырос современный город на северном берегу Торопы. Туда лежит наш путь.

В наши дни этот Красный вал — самый скромный из всех трех, метр в высоту, летом велик шанс не разглядеть его за кустами, зимой ориентир — горка для детей. А когда-то тут была крепость с девятью башнями: Егорьевской, ныне здесь въезд в город, отсюда мы входим в бывший кремль, и далее по часовой стрелке: башней «У брода», Новинской, Преображенской, Ивановской, Московской (по иронии судьбы, если въезжать в Торопец по современной трассе — самая дальняя от Москвы), Лисьей, Долматовской, «У воеводского двора».

Ничего, кроме вала, от них не осталось, о том же, что вы находитесь в центре города, уведомляют ныне два величественных храма. Ближний к нам — Корсунско-Богородицкий собор, главный храм Торопца. Яркий, большой, даже огромный по меркам уездного города, он смотрится несколько тяжеловесным — отчасти из-за многочисленных приделов и тесноватой для такого сооружения ограды, отчасти из-за того, что лишился в ХХ веке колокольни.
 

С этим собором связана легенда о том, что именно здесь якобы хранилась одна из особо чтимых на Руси икон — Корсунская Богородица, образ, попавший в нашу страну из Византии через Херсонес-Корсунь, а непосредственно в Торопец — из Полоцка. Оттуда икону привезла уже знакомая нам Александра Брячиславовна; согласно преданию, княгиня оставила Богородицу Корсунскую в Торопце в память о своем венчании. Это не совсем так, вернее, совсем не так, торопчане знаменитую икону себе «приписали», породив красивую легенду где-то веке в XVII-том. На чем она основана — непонятно, даже иконописный тип у двух образов разный (Корсунская — Богоматерь «Умиление», Торопецкая — Одигитрия), но факт остается фактом: на протяжении столетий в Торопце считали, что древняя чтимая икона хранилась именно у них.

Источник: Wikipedia

Что до Торопецкой иконы, то она появилась в Корсунском соборе как раз в XVII столетии, после закрытия храма попала в запасники Русского музея, где ее признали непригодной к экспонированию: образ вот-вот готов был «посыпаться», ему нужен был строгий температурно-климатический режим… Однако в 2009 году произошел неожиданный и неоднозначный поворот. Икону, признанную не подлежащей транспортировке… вывозят из Русского музея. Решение принимается стремительно по меркам российской бюрократии — министр культуры Александр Авдеев прочитал письмо в день поступления, и уже к полудню (!) оно прошло по всем инстанциям. Через неделю икону (по-прежнему считающуюся «Корсунской») передали в храм Александра Невского в Княжьем Озере. В порядке справки: «Княжье Озеро» — это «элитный» коттеджный поселок под Истрой. Странный, казалось бы, выбор? Отнюдь нет — если принять во внимание тот факт, что бизнесмен — владелец компании, отстроившей «Княжье Озеро», одновременно является благотворителем Корсунского собора в Торопце, на его средства, собственно, собор и был поднят из руин… Это, видимо, объясняет и внезапно проснувшийся интерес к пролежавшей восемьдесят лет в запасниках иконе, и неожиданную резвость чиновников, и тут же поползшие слухи о том, что святыня вот-вот вернется в Торопец…
 

Надо, конечно, признать, что необходимые условия для иконы в «элитном храме» были соблюдены. Образ заключили в валиокассету — герметичный киот с климат-контролем. Первое время специалисты действительно называли условия хранения идеальными, Русский музей, круглосуточно получавший видеоизображение иконы, претензий не имел, и все тот же Александр Авдеев прямо озвучил возможность возвращения иконы в Корсунский собор — якобы в «Княжьем Озере» она начала «выздоравливать»… вот только как бы это не оказалось тем самым, известным медикам, кратковременным улучшением самочувствия. Уже весной 2011 года директор Русского музея Владимир Гусев требует возвращения иконы и представления ее специалистам — состояние образа стало вновь вызывать беспокойство, а заявления о «выздоровлении» были прямо названы «не имеющими под собой реальных оснований». Стоит кстати отметить, что Русский музей отдавал икону «княжеозерцам» отнюдь не навсегда — всего на год, потом, правда, срок продлили, но, казалось бы, по такому требованию Богородицу следовало бы немедленно вернуть — а воз, то есть образ, и ныне там. Можно предположить, что кому-то в определенных кругах намекнули, что икона-то на самом деле не Корсунская XII века, а Торопецкая века XVII-го, и по пресловутому принципу «представляет меньшую ценность» с резонансным делом притихли.   

…Второй храм бывшего Торопецкого кремля не имеет богатых благотворителей, и это заметно сразу. Хотя изящная барочная Богоявленская церковь не то что не уступает по художественному исполнению Корсунскому собору, а, честно говоря, оставляет его сильно позади. Вообще этот храм считают вершиной торопецкой архитектурной школы (да, у города был свой неповторимый стиль, сформировавшийся в XVII – XVIII веках). С другими образцами «торопецкого барокко» мы еще познакомимся по ходу нашей прогулки. Но Богоявленская церковь — лучшая. Взметнувшееся вверх здание изысканных очертаний и ненавязчивой зеленой окраски, не дисгармонирующей с зеленью окружающих деревьев, возведено было в семидесятые годы XVIII столетия, средства на постройку выделил местный купец Федор Гундарев. Отметим необычное архитектурное решение — колокольня не имеет собственного основания, установлена прямо на церковную трапезную. Что-то подобное мы видим в Переславле-Залесском, в Смоленско-Корнильевской церкви, чью рухнувшую в 1980-х годах колокольню сейчас восстанавливают. Но если переславский храм казался историкам архитектуры «незаконченным», результатом то ли недоделок, то ли последующих переделок, — то Богоявленская церковь Торопца, построенная «одним махом» и в таком виде сохранившаяся — безусловный шедевр, настоящее украшение города… и главный его «вопиющий камень». В храме располагается краеведческий музей, что, должно быть, само по себе и не самый худший вариант, если бы не практически полное отсутствие денег и надежд на благотворительность. Церковь требует ремонта. А музей иногда закрывается на замок в разгар рабочего времени.

Рядом с двумя соборами находится еще одна знаменитая достопримечательность города. Памятник учителю. Не какому-то конкретному — просто учителю, дань уважения учительскому труду. Это первый в нашей стране такой памятник. Его открыли еще в 1974 году (авторами были московские скульпторы Юрий Орехов и Виктор Думанян), но до сих пор два раза в год к нему ложатся букеты цветов — первого сентября и в День учителя. Кажется, такой памятник было бы неплохо иметь в каждом российском городе. А в Москве — сразу несколько, и самые большие желательно на Красной площади и в Охотном Ряду.

…С Красного вала открывается интересный вид на Торопец. Прямо, через мост, — торговая площадь; справа — широкое озеро Соломенное, так на современный манер звучит исконный русский топоним Соломено, излюбленное место отдыха торопчан; слева же, на другом берегу, выделяется кубоватая постройка, окруженная фабричными с виду корпусами. Фабрика-то она фабрика, да только изначально корпуса были монастырскими. Это — Троицкий монастырь с удивительным вторым названием Небин. Был еще, кстати, как будто в противопоставление ему, верстах в трех под Торопцем и Кудин монастырь, «кудин» — то есть «бесовской». За что давно исчезнувшая обитель получила столь нелестное прозвище — нам неизвестно. А Небину апелляция к Небу, увы, не помогла…

 

Судьба монастыря изначально складывалась очень неудачно. От своего основания в 1592 году он был скуден доходами, братией малочислен, вниманием паломников обделен, каменную церковь (ту самую, от которой сейчас остался только куб) строили добрую четверть века… Удивительно, но матушка Екатерина, разом упразднившая все монастыри Торопца и окрестностей, Небин то ли забыла, то ли почему-то решила сохранить. Захудалая обитель даже не была выведена за штат! И так, в ранге третьеклассного монастыря, Небин и влачил с тем или иным успехом свое существование еще сто с лишним лет. Статистика XIX века отмечала в нем… четверых монахов. Окончательно погиб монастырь в ХХ столетии, когда его передали под завод. Несмотря на статус объекта культурного наследия федерального значения, шансов на возрождение обители пока не видится…

Двигаясь дальше к центру города по мосту через Торопу, попадаем на Базарную площадь. На ней еще угадываются торговые ряды (классический памятник XVIII века столько раз подвергался переделкам, что его можно уже считать практически утраченным, хотя он вроде и стоит на месте: арендующие помещения торговцы современности «апдейтили» его под свои сиюминутные нужды). Впрочем, даже в их отсутствие Базарную площадь ни с какой другой не перепутаешь. Центральный рынок — он и есть центральный рынок, самое оживленное место города. Отдельно отметим обилие архитектурных памятников на квадратную сажень — многие из них сделали бы честь областному центру. А еще — в честь сорокалетия победы в Великой Отечественной войне тут установили памятник защитникам Родины. Почему-то самолет Су-9, которого во времена той войны и в проекте не было. Что ж, «тридцатьчетверка» может и смотрится органичней, зато «Сухой» — оригинальней, да и вид на тот берег реки, на Богоявленскую церковь «из-под крыла самолета» — что-то в этом, надо признаться, есть.

В разные стороны от центральной площади, в полном соответствии с излюбленной классической планировкой XVIII века, разбегаются улицы-лучи. Главная, уходящая прямо вперед — Миллионная, или Московская, а ныне просто Советская. На ней сохранилось большое количество старинных зданий, большинство — в неплохом состоянии. Впрочем, мы рекомендуем пройтись по квартальчикам, раскинувшимся слева и справа от торговых рядов — там тоже немало интересного…

Сворачиваем налево, в Спасский переулок, ныне улица Никитина. Не того, который Афанасий Никитич, а того, который Иван Саввич, поэт некрасовской школы. Тот самый, кто поведал миру о сексуальных подвигах ехавшего на ярмарку ухаря-купца, что в довольно выхолощенном варианте стало затем якобы «народной» песней. Никитин родился, жил и умер в Воронеже, в Торопце никогда не бывал, и чем приглянулся горожанам, назвавшим в честь него улицу — неизвестно. (Едва ли в качестве намека на нравы собственного, торопецкого, купечества, ко времени переименования улицы его уже ликвидировали как класс.) А вот Спасским переулок был в честь стоящей в нем церкви Спаса Преображения. Это — весьма интересный образец «торопецкого барокко», формами четверика и декоративным убранством напоминающий о памятниках эпохи «узорочья». Одноапсидная бесстолпная композиция относит нас к московскому зодчеству XVI века — в Торопец такие традиции пришли к веку семнадцатому. А сам храм воздвигли где-то на рубеже XVIII столетия (точно сказать невозможно) и впоследствии дважды перестраивали, впрочем, многие черты изначального сооружения сохранились.

В конце XIX века в Преображенской церкви священником был Иоанн Беллавин, отец патриарха Тихона. Рядом с храмом — его дом, скромный, как и подобает священнослужителю, с мемориальной доской: здесь прошли детские годы будущего Предстоятеля Русской Православной Церкви. Свой героический духовный путь Святейший, а ныне просто Святой (и, кажется, это более почетно) Патриарх Тихон начинал в Торопце, здесь закончил духовное училище, после чего покинул родительский дом и уехал в губернский центр — в Псков, продолжать обучение в городской семинарии. В доме сейчас частный музей Патриарха; а родители Тихона похоронены на окраине города, на Вознесенском кладбище; над их могилами поставлена часовня.

Всего же кладбищ в Торопце было три; упомянутое Вознесенское, виденное нами на въезде в город Мироносицкое и Всехсвятское, на востоке города. Долгое время его храм был единственной действующей церковью в Торопце. А кое-кто утверждает — не только в городе, но и во всем районе, и даже в окрестных.

На север от улицы Никитина простирается старый посад Торопца: узкие кривые улочки, характерные старые домики — деревянные, на массивных каменных подклетах. Попадаются, впрочем, и вполне себе нестарые домики — но новостройки торопецкого частного сектора, похоже, осознают, насколько не от мира сего они смотрятся в древнем городе, и не пытаются поражать воображение размерами и вычурностью. Из посадских церквей в этой части города сохранились, помимо Преображенской, еще две: миниатюрная, с изящными фигурными сводами, Предтеченская на месте старого Ивановского монастыря (нынешний храм закончен в 1704 году) и массивная, коренастая Казанская. Эта последняя была построена в 1698 году и относится к одним из старейших (в числе сохранившихся до наших дней) храмов Торопца. Хотя дошла и не полностью — в ХХ веке осталась без колокольни, сейчас ее заменяет маленькая деревянная «кустарная» звонница. Кстати, Казанская церковь представляет собой очень интересный, уникальный для Торопца и весьма редкий для России вообще пример двухстолпного храма. Такое архитектурное решение позволяло «разгрузить» внутреннее пространство церкви, и сооружение, кажущееся тяжеловесным снаружи, оказывается неожиданно легким и просторным внутри.

Если вернуться на Советскую-Миллионную улицу, перейти на другую сторону и отправиться по улице Карла Маркса (в прошлом — Малая Слободка) в ремесленную часть города, увидим Успенскую церковь. Вернее, то, что от нее осталось — ее состояние давно зашкалило за отметки «запущенное» и «аварийное», сейчас впору уже говорить — «разрушается». Храм выглядит даже хуже, чем изуродованный собор Небина монастыря. А ведь когда-то был одним из самых богатых и красивых в Торопце. В стиле барокко, «классической» композиции восьмерик на четверике. Вот, только четверик с восьмериком и остались…

 

…Петляя узкими улочками, выходим на берега речки Уклеенки… громко сказано. Уклеенка давно уже больше похожа на ручей, впадающий в озеро Соломено. И говорить в этой связи о «берегах» как-то нелепо — словно говоришь о берегах водосточного желоба. Между тем, официально это по-прежнему река, и у нее даже есть своя… набережная. Да, все «как у больших» — набережная Урицкого, исторически — Рождественская, по стоящему на восточной стороне храму Рождества Богородицы.

Эта церковка, со скромной «набережной» почти несуществующей речушки — одно из самых живописных мест Торопца. Храм, построенный в 1742 году, считается самым первым памятником местной архитектурной школы. Осторожность зодчих, пробовавших на ощупь «торопецкое барокко», ощущается в компоновке основного объема невысокого храма: церковь как будто «растет» не вверх, а в стороны, при этом, отметим удачу строителей, не кажется приземистой. Отчасти такой зрительный парадокс достигается колокольней, вроде бы тоже невысокой, но подчеркнуто «вытянутой» в вертикальной проекции; ее, кстати, пристроили чуть позже (но с сохранением ансамблевого стиля, эпоха безвкусного и бездарного прилепливания краснокирпичных колоколен к памятникам древнерусской архитектуры еще не настала). Видимо, мастера, возводившие храм, почувствовали необходимость вертикали в «растекающейся по земле» композиции. В общем, получилось красиво и гармонично, храм определенно можно причислить к красивейшим памятникам Торопца.

Ну а красивейшая улица тогда — Ленинградская, в прошлом, надо думать, Санкт-Петербургская. Начинается она напротив Богородицкой церкви, на западной стороне Уклеенки, и идет теоретически на Питер через Холм, практически же дорога на Холм за Плоскошью, в районе границы Тверской и Новгородской областей, более не существует. Объезд через Великие Луки — Локню. Вдвое длиннее, зато целы останетесь.

Только не думайте, что мы издеваемся, говоря о красоте улицы. Ведь на торопецкой Питерской не увидишь старинных особняков. Строго говоря, домики здесь все больше советской постройки. Улица красива композиционно — она начинается храмом и заканчивается храмом. Справа устье улицы замыкает Богородицкая церковь — оттуда мы пришли. Слева — удивительная Покровская, туда мы идем. 

Строго говоря, церквей тут не одна, а две. Покровская летняя, Никольская, поменьше, зимняя. Но взгляд тянется именно к Покровской. Глазам не веришь, первый вопрос — ну как сюда, в болотный край, занесло столичного мастера? Такие вот монументальные формы у храма — то ли столп, то ли свеча, то ли огромный мемориал. Такие в Питере да в Москве строили. Впечатление, кстати, обманчивое — имен зодчих история не сохранила, но похоже, строили свои, торопецкие. Но определенно — самородки. А возвели этот гимн уездному барокко в 1774 — 1777 годах на личные средства купца Якова Туфанова. Раньше была колокольня, снесли в 1930-х.

В начале XIX века Покровский храм, «за неимением прихода», приписали к стоящей рядом Никольской церкви. Она осталась от существовавшего до 1764 года «Николаевского особного» монастыря, павшего жертвой царственного распоряжения матушки Екатерины (того самого, которое пощадило Небин монастырь). Никольская церковь постройки конца XVII века стала приходской. Не столь вычурная, как Покровская, она также отличается скрупулезно выверенными пропорциями, свидетельствующими о тонком художественном вкусе безвестного архитектора. Два храма очень хорошо дополняют друг друга, создавая именно архитектурный ансамбль, а не называемое обычно «ансамблем» скопление разностилевых построек в одном отдельно взятом месте.

Сейчас здесь, спустя 250 лет, возрождается монастырская жизнь… В 2005 году по благославлению Патриарха Алексия II при двух церквях открылась женская Тихоновская обитель. Началась реставрация храмов. Правда — нет добра без худа — Покровскую церковь покрасили в какой-то несерьезный веселенько-голубой цвет, убивший наповал монументальность сооружения. Впрочем, краска — дело наживное, можно и потерпеть — вообще без нее зданию, как известно, только хуже.

Наша прогулка подходит к концу… обратим только внимание на маленькую башенку на площади у Тихоновского монастыря. Знакомая, не правда ли? Ну конечно — точно такая же украшает герб Торопца. Башенку и правда «срисовали» с герба и в 1999 году воплотили в дереве. В ознаменование 925-летнего юбилея древнего города.

Все права защищены © 2012 old-towns.ru. Города Российской Империи