Роскошное убранство, маятник Фуко и валенки

Наталья Емельянова

 

Самую первую в Ярославле церковь во имя Ильи Пророка заложил, по преданию, сам князь Ярослав Мудрый – на том месте, где он зарубил мечом легендарную медведицу, ведь поединок произошел как раз в день этого святого. Сейчас мы знаем этот храм как Ильинско-Тихвинский в Кремле. А чуть поодаль стояли две небольшие деревянные церкви, одна из которых тоже была посвящена пророку Илье. На их месте и был впоследствии возведен знаменитый ярославский шедевр.

Средства на его строительство выделили весьма состоятельные купцы – братья Иоанникий и Вонифатий Скрипины, да и ставить церковь они стали на своем собственном подворье. Они нашли местных мастеров, справедливо рассудив, что земля родная щедра на  таланты, а расписывать храм пригласили знаменитых художников из Костромы – Гурия Никитина и Силу Савина.

Весть о возведении в Ярославле храма Илии Пророка имела, видимо, широкий резонанс, ибо сам патриарх Иосиф прислал Скрипиным уникальный дар — частицу Христовой ризы из кремлевского Успенского собора. В честь этой святыни братья возвели шатровый Ризоположенский придел.

Известно, что ныне побеленные стены церкви изначально были украшены крупными цветами, так называемыми травами, а главы были крыты яркой зеленой черепицей.  В XVIII веке ей на смену придут ставшие к тому времени «фирменными» ярославские чешуйки.

Когда в 1778 году город начали перестраивать в соответствии с регулярным планом, то храм (даже не Кремль!) превратился в центр радиально-кольцевой планировки.

Шли годы, и после Революции, когда многие церкви сносили, Илии Пророку, можно сказать, повезло — здание отдали Ярославскому музею-заповеднику. Это спасло храм. Туда переносили экспонаты из уничтожаемых церквей, в том числе, мощи местных чудотворцев, уникальные иконы и церковную утварь. Несмотря на то, что в конце 30-х – начале 40-х годов организация, известная как «Союз воинствующих безбожников», устроила было в храме Илии Пророка антирелигиозный музей и даже повесила под куполом маятник Фуко, храму это не очень повредило – уникальная настенная роспись была спасена и даже включена в экспозицию!

Реставраторы впервые задумались о поддержании церкви в должном виде лишь через 10 лет после Великой отечественной войны. В результате долгих восстановительных работ, в 1989 году главный престол снова освятили. Храм находится в совместном владении Музея и Церкви. Летом в нем снова проводятся службы.

Фрески

О вышеупомянутых фресках Илиинской церкви надо сказать отдельно. Им повезло – их не замазывали и не сбивали, что нередко происходило с древними росписями в прошлом… Особенностью костромской школы Гурия Никитина и Силы Савина было то, что они словно «вписывали» библейских персонажей и сюжеты в родную, российскую действительность. Так, Каин и Авель одеты в нашу национальную одежду, а волы запряжены в обычную конскую упряжь.

Про такую «натуральную» манеру писать протопоп Аввакум в свое время писал, что нет ничего хуже, чем «будто живые писать». Патриарха Никона он клеймил последними словами: «По попущении Божию умножились в нашей русской земле иконного письма неподобного изографы, а власти соблаговоляют им… А все то кобель борзой Никон, враг, умыслил, будто живые писать, устрояет все по-фряжскому, сиречь по-немецкому… Посмотри-ка на рожу свою и на брюхо свое, никонианин окаянный — толст ведь ты. Как в дверь небесную хочешь войти? Взгляни на святые иконы и смотри на угодивших Богу, как хорошие изографы изображают их облик: лица и руки, и ноги и все чувства тонки и измождены от поста и труда, и всякой скорби. А вы ныне подобие их переменили, пишете таковых же, якоже вы сами: толстобрюхих, толсторожих, и ноги и руки яко стульцы… Русь, чего-то тебе захотелось немецких поступков и обычаев!».

На такие речи оппоненты Аввакума, сторонники так называемого «благообразного живописания» (среди которых был, например иконописец Иосип Владимиров, друг знаменитого Симона Ушакова) отвечали: «Разве род человеческий на одно лицо создан? Все ли святые смуглыми и тощими были?»

Как бы то ни было, фрески пережили все исторические перипетии. И даже в начале 30-х годов прошлого века, когда храм использовали под склад, не повредил им. По счастливому стечению обстоятельств, большевики решили складировать в церкви… валенки. Которые впитали в себя столь убийственную для настенной росписи влагу и спасли фрески.

Все права защищены © 2012 old-towns.ru. Города Российской Империи