Где пекутся о душевном здоровье

 Наталья Емельянова

Это сейчас Канатчиков проезд представляет собой, по сути, бетонную промзону. Но если прислушаться к названию местных парков, прудов, да и самого проезда, то из-под толстого слоя вульгарного промышленного грима вдруг начнут проступать совсем иные черты: черты почти забытого прошлого, когда здесь на своих роскошных дачах отдыхали состоятельные купцы. От имения купца Бекетова с оранжереями, зимними садами и диковинными растениями, которое позже перекупил другой представитель торгового сословия – Канатчиков — остался лишь пруд Бекет. А имя самого Канатчикова увековечено в названии проезда да ироничном прозвище психиатрической больницы – Канатчикова дача.

Говорят, купец подрастратился, и его дачу приобрел в городскую собственность московский голова Николай Александрович Алексеев, сам купец Первой гильдии. Построив в Москве водопровод и канализацию, благоустроив Александровский сад и заасфальтировав тротуары, он решил возвести в пригородах клинику для душевнобольных. Существовавшая в городе Преображенская больница давно уже не вмещала всех, кто нуждался во врачебной помощи. Деньги Алексеев собирал, обращаясь к состоятельным людям. Говорят, что один из них предложил городскому голове поклониться ему в ноги. Мол, за это тот получит весьма существенную сумму на свою больницу. Возможно, это была шутка, но Николай Александрович любые решения принимал быстро и почти не колеблясь: он прилюдно бухнулся в ноги купцу, получил обещанные деньги. Объявили конкурс на лучший проект, который выиграл архитектор Леонид Рыбин, ранее возводивший часть построек в уже упоминавшейся Преображенской клинике. Работа закипела, и больница открылась уже в 1894 году. Правда, Алексееву не удалось увидеть свое детище: по иронии судьбы, за год до открытия больницы в его кабинет ворвался душевнобольной человек и смертельно ранил Николая Александровича.

Итак, в 1894 году в больнице появились первые пациенты. А через два года на огромной территории бывшего купеческого имения уже были построены несколько корпусов, храм Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Первый главврач больницы — Виктор Романович Буцке — был сторонником медицинской тактики нестеснения пациентов — поэтому в корпусах не было решеток на окнах, а больным не одевали смирительных рубашек. Пациенты могли свободно играть в бильярд или работать в оранжереях, где росли розы десятков сортов!

В Алексеевской больнице, вообще, с самого начала большое внимание уделяли ландшафту. И до сих пор врачи считают, что среда, в которой находятся пациенты, имеет важную терапевтическую функцию, снимая психологические барьеры между больными и окружающим миром.

Вторым главным врачом клиники стал человек, чье имя позже было присвоено лечебнице, несмотря на то, что проработал он в ней немногим более двух лет. Речь о Петре Петровиче Кащенко. Был он человеком неординарным. Учился в Москве, но «вылетел» из университета по подозрению в убийстве полицейского. Диплом врача Кащенко получил уже в Казанском университете, потом работал земским врачом в различных губернских психиатрических клиниках и в 1904 году стал главврачом Московской психиатрической больницы имени Н.А. Алексеева. Он любил находиться в гуще событий, и во время декабрьских выступлений 1905 года на Пресне оказывал помощь раненым. С одной стороны, он возглавил нелегальный межпартийный Красный Крест и Комитет помощи политзаключённым, с другой — организовал первое в нашей стране статистического бюро для учёта психических больных. А во вверенной ему больнице Петр Петрович решил всерьез заняться улучшением положения врачей. Раньше они жили в подвалах и на чердаках больничных корпусов, он же построил для них отдельные бараки, выдал спецодежду, постельное белье, мыло, существенно повысил зарплаты. В 1907 Кащенко перевели в Санкт-Петербург, организовывать психиатрическую больницу там. А московскую клинику назвали его именем. Между прочим, в советское время Петр Петрович Кащенко тоже оказался востребован – он занимал пост председателя Центральной психиатрической комиссии Совета врачебных коллегий (в будущем – Наркомздрава РСФСР).

Московской же больнице после революции пришлось весьма тяжело. Выживали, главным образом, за счет… огородов. Сажали овощи и этим кормили пациентов и персонал.

Уже в наше время, в 90-е годы ХХ века, на территории больницы появилась часовня в память о создателе этой клиники – Н.А. Алексееве. Тогда же в ее название вернулось его имя. А в1999 году больница заняла первое место по благоустроенности территории медицинского заведения в Москве.

Все права защищены © 2013 old-towns.ru. Города Российской Империи